Свободный рынок русскоязычных массмедиа     Канал RSS
 Расширенный поиск   
Медиа Биржа  
Вход Вход для клиентов Регистрация
   
 
Запомнить меня Забыли пароль?
  banner
Количество материалов  Материалов - 518   Количество изданий  Изданий - 106 Количество авторов  Авторов - 407
 
     
Хорошего журналиста
должно быть много.
И везде
  Купить материал Купить материал >> Очерк >> Зарубежный
 
КОЛЫБЕЛЬ АВСТРАЛИИ  Стомахин И.
Зарубежный
Другое
Цена: Средне
13185 символов
Статья о Сиднее - городе, с которого начиналась современная Австралия. История, люди, достопримечательности, аттракции. Имеются хорошие фотографии.

В первую очередь вас удивят австралийские деньги, сделанные не из бумаги, а из тонкой пластиковой пленки. Они не мнутся, не рвутся, не тонут, не пачкаются и не горят. Если изо всей силы растянуть банкноту, она станет длинней, но через пару часов сожмется до исходного размера. В одном из уголков каждой купюры есть прорезь в виде листочка, змейки или черепашки. По форме такого значка незрячий человек может наощупь определить достоинство «денежки». А еще отверстие напоминает о тех временах, когда на Зеленом континенте был в ходу так называемый «дырявый доллар» - медный кружок с прорубленной серединкой.
В Австралии буквально все пропитано историей. Особенно в Сиднее, откуда началась эта удивительная страна. Особенно в скверике возле Центрального причала, где, после изнурительного восьмимесячного плавания, высадились первые переселенцы – каторжники Британской империи. Этот скверик считается колыбелью Австралии. Рядом с первым верстовым столбом и чугунной пушкой установлен старинный корабельный якорь, а на том самом месте, где колонисты обнаружили пресноводную речушку, бьют струи фонтана. Помимо этих раритетов, здесь можно увидеть, и даже посетить, первый сиднейский уличный туалет. Интерьер заведения, с массивными фарфоровыми писсуарами, чугунными бачками и медными цепочками, дошел до нас без изменений. Вряд ли такое найдется где-то еще.
Побывав в «туалетном» музее и пройдя направо по Бридж-стрит, вы попадете в Ботанический сад, наполненный ароматами цветущих бугенвиллей и вечнозеленых эвкалиптов. Извилистая тропинка приведет вас в одно из самых замечательных мест города – на пик уходящего в море мыса, с которого открывается лучшая панорама Сиднейского залива. Специально для Элизабет Маккуори, супруги первого губернатора, в скале вырубили глубокую нишу. Сидя в каменном кресле, романтическая особа по вечерам любовалась фантастическим зрелищем заката и вспоминала родину, до которой было целых тринадцать тысяч миль.
Люди из сновидений  Стомахин И.
Зарубежный
Общество
Цена: Средне
11942 символов
Жизнь аборигенов Австралии от "Времени сновидений" до сегодняшнего дня. Как они охотятся, рыбачат, добывают питье в засушливый период и почему носят с собой кость умершего родственника. Праздник коробори и ритуал инициации. Какие привилегии имеет в Австралии человек со статусом full blood (полноценный абориген). Лагерь Tjapukai, где белый человек может стать членом общины аборигенов, научиться добывать огонь трением, разбираться в лечебных растениях и играть на диджериду. Имеются иллюстрации.

Курдайча - это мрачный персонаж, крадущийся по ночам в ореоле золотистого свечения. Он преследует намеченную жертву в обуви из перьев страуса эму, склеенных человеческой кровью. Любому ребенку известно, что избежать кары кошмарного вампира можно только одним способом: бодрствовать ночью и спать днем. Даже известный всему Сиднею абориген Джимми по кличке «Хоп-Хоп», далекий от предрассудков и вполне благополучный мужчина в расцвете сил с женой-китаянкой, велосипедом и сотовым телефоном, в душе побаивается курдайчу.
Джимми имеет статус full blood – полнокровного австралийского аборигена. Днем он играет на дудке-диджириду в городском порту и зарабатывает столько, что многим и не снилось. Богатенькие туристы щедро бросают деньги в раскрытый футляр и фотографируются рядом с «типичным» туземцем Австралии, завернутым в цветастое одеяло. Этим одеялом Джимми прикрывает не совсем аутентичные майку и шорты, зато инструмент у него самый что ни на есть настоящий. Что такое правильный диджириду? Полый ствол эвкалиптового дерева, причудливо расписанный ритуальными сценами. Обрабатывается он просто: на два года втыкается в термитник, чтобы муравьи съели сердцевину, отполировали поверхность лапками и кислотой. Потом ствол переворачивают и вставляют в муравейник другим концом. Всего каких-то четыре года – и диджериду почти готов. Его вынимают, продувают, раскрашивают и используют по назначению. Как настоящий абориген, Джимми может дуть в свой диджириду до десяти минут без перерыва. Он одновременно вдыхает воздух носом и выдыхает его через рот, то есть раздельно дышит правым и левым легким! При этом раздаются резкие, глухие звуки: хоп-хоп, хоп-хоп. Вот почему Джеймс получил свое прозвище.
ВЕЛИКИЙ КОНСЕРВАТОР: Питер ВИРЕК, АМЕРИКАНЕЦ  Юрьенен С.С.
Зарубежный
Культура
Цена: Переговоры
36871 символов
Питер ВИРЕК (1916-2006)- поэт-лауреат (Пулицер), консервативный мыслитель (и потомок кайзера Вильгельма) - сыграл немалую роль в адаптации Иосифа Бродского в Америке.

ВЕЛИКИЙ КОНСЕРВАТОР: ПИТЕР ВИРЕК, АМЕРИКАНЕЦ

(c приложениями и постскриптумом)




Я стоял за американское «Нет»
вертикальным усикам и Чингисхану.

Питер Вирек,
Автобио.










Питер Вирек (Peter Viereck) после первой нашей встречи попал в больницу. Поскольку 88 и для Америки солидный возраст, я поспешил с предлагаемым портретом замечательного человека; забегая вперед, однако, должен сказать, что Питер, который сейчас готовится праздновать свое 90-летие, с тех тревожных дней выпустил новую книгу стихов и, можно сказать, дождался признания современников: «Нью-Йоркер» (номер от 24 октября 2005) посвятил большую статью «крестному отцу консерватизма».
Руку первым протянул он — через Атлантику, прочитавши ‘Freischűtz’, немецкий перевод моего первого, четверть века назад вышедшего романа «Вольный стрелок». Но, переместившись из Европы в Америку, я отправился к нему скорее по причинам надличным. Виреку мы обязаны. Все. И не только за пожизненное интеллектуальное сопротивление смертоносным «усам» всех фасонов, но и вполне конкретно — за участие в американской судьбе последнего российского Нобелевского лауреата по литературе. Бродский, кстати сказать, был первый, кто еще в Ленинграде перевёл и пытался напечатать в Советском Союзе Вирека-поэта.

***
По эту сторону Атлантики есть выражения понятные, но непривычные. Американский оригинал. Американская икона. По отношению к фигурам шоу-бизнеса, возможно, и уместные, но применительно к человеку, который полвека профессорствует в глубинке штата Массачусетс?
Выражение эти с задних обложек его книг.
Поэт. Историк. Необычное сочетание для нашей культуры — да и любой другой. Вирек добился успеха и там, и здесь, став единственным в истории Америки стипендиатом Гугенхейма в обеих областях. Его дебютный сборник «Террор и декорум» вышел в год моего рождения — 1948 — и получил премию Пулитцера. Молодого поэта приветствовал сам Уильям Карлос Уильямс: «Талант Вирека взлетает прекрасной птицей… в самом чистом смысле — лирический, трепетный, четкий в чувстве». Года к суровой прозе не склонили (впрочем, все непоэтическое, что параллельно выходит из-под его руки он именует «прозой»). «Удар сквозь маску», «Первое утро», «Дерево хурмы», «Новые и избранные стихи», «Стрелы в суть вещей», «Волна и непрерывность», «Дверь» — сборники эти подвигли на суждение и нашего Бродского: «Возможно, величайший стихослагатель современного периода, работающий сердцем, блистательный, яростный. Искусство Вирека — абсолютно новая форма искусства… Лучшее в Америке сегодня».
«Прозу», которая издается с 1941 года, представляют такие книги, как «Метаполитика: От романтиков к Гитлеру», «Метаполитика: Корни нацистского разума», «Метаполитика: От Вагнера и немецких романтиков к Гитлеру», «Консерватизм пересмотренный: Восстание против Восстания», «Консерватизм пересмотренный и Новый консерватизм: Что пошло не туда?», «Консерватизм пересмотренный: Восстание против идеологии», «Сон и ответственность: Прецеденты напряжений между поэзией и...
LE MONSTRE SACRÉ: ЮЗ АЛЕШКОВСКИЙ  Юрьенен С.С.
Зарубежный
Культура
Цена: Переговоры
5688 символов
Портретный очерк посвящен зарубежному русскому писателю, автору песни "Товарищ Сталин..."

LE MONSTRE SACRÉ:
ЮЗ АЛЕШКОВСКИЙ

(Для болгарского издания)


















У него красные глаза.
Вот о чем, кажется, никто еще не написал, и не потому что неудобно в отношении культовой фигуры, а поскольку выразить непросто. Не белки, естественно, что подразумевало бы внутренний конфликт, свойственный совсем другим персонажам нашей высокоградусной словесности, — нет. Речь о зрачках, являющих огонь.

В столице СССР однажды, тогда сорокалетний, Юз приехал к другу-конфиденту, где застал младопищущих мудаков, разъяривших в смысле препона для неотложного увода друга по большим антисоветским делам. Вот тогда глаза его впервые — нет, не вспыхнули, как у тех, кто якобы испепеляет взглядом, но исполнились искристо-багровым, словно бы нечеловечьим светом. Раскалились. Аналогичным взглядом потом смотрел на нас Энтони Хопкинс в картине «Молчание ягнят». Поверьте, ничего не сочиняю, поскольку сам тогда на улице Херсонской, мне было 22, ел глазами, даже, сказал бы, визуально канниба-лизировал яростного незнакомца в драповом пальто и головой Сократа, легендарного писателя, сочинившего всенародную песню «Товарищ Сталин, вы большой ученый», мной переписанную в школе и заученную наизусть в трамвае, а только что — как известил о том нас общий друг Битов — создавшего «Николай Николаевича» — шедевр, не только переживший власть советов, но и внесший свой вклад — смеховой — всесметающий — всеосвобождающий — в ее всемирно-историческое самонакрытие медным тазом.

Трудно описывать глаза. Не вполне удается даже Томасу Харрису, сверхэстету триллера, наделившего своего любимого героя д-ра Лектера, Ганнибала-Каннибала, глазами Алешковского. Помните? «They reflect the light in pinpoints of red». («Свет они отражают искорками красного»). Харрис знал, что делал — недаром столько подготовительного времени провел в академии ФБР, Куонтико, Вирджиния, пытаясь создать типологический образ социопата, своими необъяснимыми деяниями ставящего мир в такой тупик, что ответ на все «почему» у мира только один: «А монстр!» Что понимает монстр и сам, когда говорит, что тайну его возникновения нельзя свести к набору воздействий извне: «... nothing happened to me, Officer Starling. I happened.” («...ничего не случилось со мной, офицер Старлинг. Случился я»).

Алешковский — самый искрометный из русских остроумцев. Воображением своим затмит любого профессионала фэнтэзи. С одной стороны, железный этико-профессиональный кодекс, с другой — беспримерная дерзость. Самодисциплина и полное отсутствие табу. Уникальность его в контексте русской литературы такова, что невозможно не задумываться о генезисе. Черепно-мозговые травмы ФБР числит среди первостепенных факторов в становлении социопатов. Естественно, и мальчик Лектер не избежал удара по голове с потерей сознания. Алешковский, начиная с детства, пережил их три — чугунной сковородой, глыбой асфальта и нанесенный в затылок удар прикладом лагерного ВОХРа. Малопонятно, конечно, почему битье по голове в свободном мире приводит к результатам катастрофическим для общества, а в...
Астральный Вашингтон  Юрьенен С.С.
Зарубежный
Другое
Цена: Переговоры
22874 символов
Метафизические тайны столицы США. Масоны и астрологи.

АСТРАЛЬНЫЙ ВАШИНГТОН



(фото)








to

L. & R.,
Великому Магистру,
и всему братству ложи 22,
Александрия, штат Вирджиния




Сверху
Дабы увидеть замысел глазами, необязательно быть чайкой по имени Ливингстон (залетевшей с Чесапикского залива) или, что более реалистично, заходить на посадку в Национальный аэропорт имени Рональда Рейгана. Достаточно Google Earth. Найти на Восточном побережье между штатами Вирджиния и Мериленд знаменитый «алмазный» ромб, собственноручно начертанный Джорджем Вашингтоном 30 марта 1791 года, а затем приблизить так, чтоб не терять из виду планиметрию. Различаете фигуры, которыми разлинован Вашингтон, Округ Колумбия? (сокращенно ОК)?
Треугольники, Циркули, Пентаграммы…
Ваша просвещенная реакция? Надо думать, по Федору Михайловичу? «Умышленный город»?
О да. Не меньше, чем.


Прозрачность тайн
Во времена, когда Кремль исполнен был решимости вести борьбу за «мiр» до последнего камня, посольские шпионы в своих кодированных диалогах с Центром называли этот город «Карфаген».
Поскольку delendam esse — разрушен должен быть.
Поставлена задача была не из простых. Не только потому, что подрывные инициативы без малого полвека блокировал Гувер. И не в отсутствии рвения. Нет сомнения, что те, кто работал в стане «основного противника», трудились на совесть: «Товарищ Ленин, работа адовая будет сделана, и делается уже!» Но Ленин, смотревший на советских агентов во время вашингтонских партсобраний в прекрасном здании «бель эпок», что под номером 1125 по 16-й улице, но «единственно верное учение», вмененное в ментальную обязанность, не способствовали постижению природы трудноразрушимости «Карфагена». Твердя себе и коллегам, что врага надо знать, охотники за технологическими секретами упустили из виду тайну, которая была и остается доступной обозрению. Казалось бы, немножко больше интеллектуальной воли, немножко больше Света…
Вся история холодной войны — есть, по сути, история взаимной слепоты.
По поводу накрывшейся формации Солженицын, если помните, предостерегал свободный мир: «Коммунизм у всех на виду, но никем не понят».
Есть основания отнести сие и к тому, на чем стоит Америка.

Выбор натуры
Когда Вашингтон, мастер-масон ложи Александрия № 22 и главнокомандующий американской революции, принял в Нью-Йорке президентскую присягу, новорожденная страна была без центра. К югу от Филадельфии, которая будет исполнять обязанности столицы первые десять лет, Вашингтон нашел такое место. Бывает, в собственной комнате не найдешь себе sitio (как говорил Кастанеде Дон Хуан), а тут речь шла о столице страны, в будущем и предназначении которой первый президент не сомневался.
Вашингтон верхом объездил территорию будущей столицы — все десять квадратных миль левобережья Потомака. Климат Федерального округа, как известно, клянут — особенно три летних месяца, июль-август-сентябрь. Влажный зной. Парилку. Но привлекли президента, надо думать, не столько заболоченные поймы и табачные долины, сколько лесистые холмы. Один из них, других повеличавей...
 
 
Яндекс   Google   Genium TV
  Граф де Zигн
 

Медиа Биржа

МедиаБиржа.Рф
www.mediaburse.ru
info1@mediaburse.ru

+7-985-197-03-97
Skype: mediaburse

 
  © 2009-2019. Разработка сайта: Сергей Н. Калачев с помощью Symfony и Propel.